В этом году исполняется 30 лет с момента вывода советских войск из Афганистана. 15 февраля 1989 года ограниченный контингент советских войск окончательно покинул территорию Демократической Республики Афганистан после многолетней и кровавой афганской вой­ны, через которую прошли порядка 620 тысяч советских военнослужащих, и из них более 32 тысяч белорусов.

Среди тех, кто исполнял интернациональный долг в Афганистане, был и житель агрогородка Конюхи Казимир Романчук. Больше года ему довелось воевать на афганской земле, смотреть в глаза смерти и терять боевых товарищей, защищая границы Демократической Республики Афганистан от международного терроризма.
Родился Казимир Леонтьевич в деревне Петрашевцы Волковысского района, оттуда и был призван в армию 15 мая 1985 года. Первые полгода он прослужил в учебной части в Вышнем Волочке Калининской области России, начал проходить подготовку как стрелок-радист.
— Когда «учебка» уже практически завершалась, нам стали делать прививки от различных болезней – малярии, брюшного тифа, холеры и других, — вспоминает Казимир Романчук, — поэтому мы догадались, что пойдем служить «за речку», как тогда говорили об Афгане. Сразу нас отправили в Ташкент на какое-то время, чтобы мы адаптировались к новому климату, провели дополнительную подготовку. А потом на самолете перекинули в Афганистан, высадили в Кандагаре. Родители долго не знали, что меня отправили в Афганистан, я им писал, что служу в Ташкенте, мы ведь сообщали только полевую почту, но потом отец сам догадался, что я уже в Афганистане, ну и я не стал больше скрывать. Конечно, родители очень переживали, ведь они знали, что там идет война.


Первое впечатление от Афганистана у меня осталось неприятное: местность – горы или чистое поле, практически пустыня, на которой растет одна колючка. Ну и жара неимоверная – до +50  в тени. Ночью было невозможно спать: накрываешься мокрой простыней, минут 10 спишь, а потом она высыхает и снова надо смачивать. Конечно, сложно было привыкнуть к афганскому климату, но человек со временем ко всему привыкает.
Казимиру Романчуку довелось служить в различных точках Афганистана: Кандагар, Шинданд, Лашкаргах, Фарах, Фарахруд. Большую часть службы он провел ближе к границам Ирана и Пакистана.


— Основная наша задача была — не допустить попадания оружия из Ирана и Пакистана на территорию Афганистана, — продолжает рассказ Казимир Леонтьевич. – Примерно раз в неделю мы досматривали караваны, которые шли из этих стран, и очень часто они везли и оружие, и наркотики. Мирные караваны мы отпускали, а те, которые везли оружие, уничтожали. Ну а если мы возьмем караван с оружием, то душманы нам за это мстят, обстреливают наш гарнизон. Помню, как первый раз нас обстреляли: моджахеды запустили шесть «ресов» (реактивных, фосфорно-зажигательных снарядов), от которых даже броня горит, чтобы отметить точки, куда они упадут. А когда мы взяли следующий караван, они уже выставили 76 таких снарядов в ущельях гор, но наша разведка обнаружила их раньше, и они не успели их запустить.


А вообще, боевые действия велись там практически с первого дня. Серьезных боевых операций было около пяти, но каждый вылет нес опасность, ведь никогда не знаешь, где тебя могут «снять». Конечно, у нас были карты, на которых обозначены основные точки расположения афганских бое­виков, но они могли появиться в самом неожиданном месте и стрелять на поражение. Мы занимались сопровождением караванов, охраной территории, вылетали на боевые задания. Часто ходили по кишлакам, общались с местным населением. И знаете, афганцы в глаза днем улыбаются, а вечером в спину могут выстрелить.


Я интересуюсь у Казимира Леонтьевича, за что он получил медаль «За боевые заслуги».
— Это был очень короткий бой, — неохотно вспоминает мой собеседник. — На дороге душманы зажали нашу группу сопровождения, с гор начали их обстреливать. Вот мы и пришли на подмогу на вертолетах, уничтожили врага. Тяжело терять друзей, тогда и сам становишься агрессивным, уже ни на что не смотришь, стреляешь на поражение. Привыкаешь даже к смерти. Мы молодые были, первое время о смерти не задумывались, а вот перед самым дембелем уже стало страшно, хотелось дожить до него, уехать на родину. У нас было много таких случаев, когда солдаты погибали перед самой демобилизацией из армии.
Казимир Леонтьевич достает свой армейский альбом и показывает фотографию памятника, который установлен на месте сбитой «вертушки»:


— Этот вертолет душманы сбили перед самой посадкой, в нем были три офицера, сгорели вместе с «вертушкой», только вот этот хвост остался, домой пустые гробы отправили… А вот это аэродром в Кандагаре, вот мой вертолет, а вот в таких модулях мы жили…


Мы перелистываем пожелтевшие страницы, тревожа память воина-интернационалиста и возвращая его в те страшные годы.
— Первое время после возвращения из Афганистана совсем спать не мог, все время снилась афганская война, раздражение очень сильное во мне было, даже и сейчас оно осталось,- вздыхает Казимир Романчук.
После демобилизации Казимир Леонтьевич уехал в Гродно, три года работал на КСМ. На свадьбе у друга познакомился со своей будущей женой, которая оказалась из деревни Трахимы Берестовицкого района. Поскольку очереди на жилье в городе нужно было ждать долго, решили уехать на ее родину, осели в Конюхах, где молодой семье хозяйство выделило дом. Казимир Романчук устроился на работу механизатором, работал практически на всей технике, которая есть в хозяйстве – и на КЗР, и на Амкадоре, и МТЗ-83, 14 лет убирал зерновые на комбайне.


— В столе вот целый ящик грамот лежит, столько награждали за то, что и сеял, и убирал, — улыбается мой собеседник.
Вместе с женой Ириной, которая сейчас работает начальником почтового отделения в Конюхах, вырастили сына и дочь, уже есть шестеро внуков.
Можно сказать, что в мирной жизни Казимир Романчук нашел и реализовал себя. Конечно, афганские годы оставили свой след, который никогда не забудется.
— Если бы советские войска тогда не вошли в Афганистан, возможно, моджахеды уже были бы в Ташкенте, — размышляет воин-интернационалист. – Время выбрало нас, и мы стали им заслоном. Дай Бог, чтобы нынешнему молодому поколению не пришлось испытать того, что испытали мы.


Пока мы беседуем с Казимиром Леонтьевичем, его пятилетний внук Владик постоянно крутится возле деда, периодически заглядывая в армейский альбом и с интересом спрашивая:
— Дед, а ты не знаешь случайно, кто это?
А когда я собираюсь сфотографировать своего героя в афганской форме, мальчишка тащит из шкафа свою маленькую форму пограничника и с гордостью ее демонстрирует.
— Мы вот так с ним и на 9 Мая вместе ходили, — объясняет Казимир Леонтьевич, — он очень хочет быть похожим на меня.
Ну что ж, тогда и на фотографии я запечатлела их вместе: хорошо, что малыш знает, какие испытания пришлось пройти его деду. И можно быть уверенным, что когда он вырастет, он тоже, как настоящий солдат, встанет на защиту рубежей своей Родины.